voxpop_66 (voxpop_66) wrote,
voxpop_66
voxpop_66

"Азбука Жизни" - от А до Я. "А"

"А" - Армия.
«Надлежит учинить полки морских солдат (числом по флоту смотря) и разделить по капитанам вечно...» С этого Указа Петра I от 16 (27) ноября 1705 года начиналась история морской пехоты России. По непроверенным данным, тот же Петр о них потом говаривал, де морские те солдаты "...есть отродье хамское, до вина и баб охочи, а посему повелеваю: аглицкого сукна давать в меру, а будучи в иноземном порту на берег их не пущать, ибо напившись, слова доброго не скажут, а драку учинят незамедлительно. Но жалованье платить исправно, ибо дело своё знают!" Но не исключено, что набор этих красивых славословий морпехам придумали сами морпехи, тем не менее Армия оставила во мне неизгладимый след, и признаюсь, она снится мне все 30 лет!

Моя история, связавшая меня на 2 года с морской пехотой очень прозаична. И начиная цикл постов "История Жизни" от А до Я" , я расскажу ее вам, дорогие друзья и читатели.

1980 год. То, что меня призовут во флот я знал уже в военкомате. Что именно делать на флоте, я толком не представлял, и поэтому, когда мне с друзьями предложили пойти в ДОСААФ и поучиться на курсах телеграфистов - я особо не раздумывая пошел! С телеграфом работать было прикольно! Перфолента, расклейка телетайпов, устройство СТА, шифровка и дешифровка - все это выглядело довольно интересно, да и времени особо не занимало. В общем выпустился через полгода с корочками телеграфиста, и практически с военной специальностью " в кармане"!

СТА

Телеграфный аппарат СТА. 150 ударов в минуту я шлепал уже в 1981-м! )

Призыв подкрался незаметно. 26 октября 1981 года, после двух суток стояния на плацу в Егоршино, за нами приехали "покупатели" из Владивостока и мы, постояв еще для приличия несколько часов под дождем в Кольцово, вылетели рейсом Свердловск - Иркутск - Владивосток. В Иркутске было минус 20. Телогрейки тут же превратились в куски льда, которые мы носили на себе. "Сугрев" выгребли уже в Егоршино, согреваться было нечем и мы еще несколько часов стучали зубами, начиная переносить "тяготы и лишения" военной службы.
Во Владивосток прилетели поздно вечером и пришлось еще ночь ждать в палаточном городке для призывников. Именно там я впервые познакомился с известным в то время в определенных кругах, напитком, "Тройной"!
Мои грустные завывания о любви на гитаре чем то растопили душу какого то старшины, и он расстрогавшись на очередном исполнении "Там где клен шумит..." пригласил меня в палатку. Топилась печка от керосина, на шконке спал пьяный мичман, на столе стояла сковородка с холодной жареной картохой, а старшина открыв сундук, предложил мне на выбор около сотни фунфыриков одеколона, заботливо отобранного у призывников! :)
- Пил когда нибудь, спросил старшина!
- А то...попробовал я не ударить в грязь лицом!
- Выбирай тогда!
Кроме слова "Тройной" в голову ничего не пришло и я выбрал фунфырь одеколона!
- Разбавлять будем, спросил старшина!
- Делай как знаешь, сумничал я, и тот налил нам по стакану белесой разбавленной жидкости, которая пахла ужасом парфюмерии и уже на столе вызывала определенные позывы!
Выпили, заели картохой. Потом еще по стакану. Потом я еще что то играл на гитаре и помню, много пил, пытаясь вытравить из себя ужас послевкусия тройного одеколона!
Утром привезли в часть, под названием "Экипаж" на распределение по флоту. Я был приписан на подводную лодку и очень грустил, по поводу предстоящих трех лет где то под водой. Прошел барокамеру. Друзья пытались там разбивать себе носы, симулируя неспособность переносить давление, мне уже было на все наплевать. Я после Иркутска сильно заболел и ползал по экипажу с температурой под сорок.

Внезапно, на третий день лежания на нарах экипажа и скорбно ожидая своей участи, я увидел ЗЁМУ!!! Валерка, мой друг с Уралмаша, отслужил уже год. Служил тут же в экипаже. Занимал высокую должность - руководил командой бойцов, новобранцев, которые собирали по экипажу пустые бутылки из под лимонада, аккуратно складировали их и сдавали в прием стеклопосуды. Дело было очень доходное, потому как через экипах проходили тысячи призывников. Валера заведовал кассой, которую делил Бог его знает с кем, но уже на тот момент он "жил" не в части, а в съемной двухкомнатной квартире рядом с экипажем! Выпили. Разговорились. Валерка предложил остаться служить с ним, жить в той же квартире, и зарабатывать. Но ТРИ года. Я попросил его "сделать" все что угодно, но только чтобы ДВА! Валерка пообижался немного, но уступил! Перекупить мои документы и перебросить их к морпехам, было минутным делом, и уже на следующий день за мной пришли двое бравых морпехов, с которыми я и пошел в дивизию. По дороге спросил их со слабой надеждой - есть ли у них там лекарства, потому что я сильно болею. Ответ помню до сих пор. Есть, говорят! "Пиздюлин с повторином" - устраивает мол тебя? Я кажется начинал понимать, что с Валеркой было бы интереснее!

Морпех_И
1982 год. Старший матрос Будкевич )

В батальоне связи, входившем в состав 55 Дивизии морской пехоты КТОФ, куда меня привели к вечеру, было немного не по себе... Кто то подтягивался на турнике, бросал гири через плечо, кто то лежал на шконках, везде порхали молодые бойцы, моя, стирая, подшивая, подтирая все что не помыто, не пришито и не постирано! Кому то "стучали в душу" в проходах между двухярусными кроватями. Было тускло, грустно и немного страшно. Неизвестность происходящего пугала и наводила на тоскливые мысли.
Утром проснулся от сильного пинка по кроватной сетке второго яруса. Все куда то в бешеном вихре неслись. Построение. Кросс. Понедельник - среда - пятница - 3 километра, вторник - четверг - 6 километров, причем четверг - в противогазах. Суббота - хоз день, а через воскресение марш бросок - 10 километров с выкладкой. Была среда. Из расположений выбегала вся дивизия и все бежали полтора км до начала улицы Снеговой и полтора обратно. Пробежав метров 100 кто то сбоку предложил свернуть в кусты. То был Андрей из Ижевска, отслуживший уже полгода и знавший места, где от кросса можно было "косить". Забежали в кусты. Покурили. "Незаметно" вклинились в строй батальона, бежавшего обратно. Внезапно увидел, как Андрюха бороздит лицом асфальт. Не успел удивиться этому, как сильнейший пинок чуть ниже спины заставил и меня соприкоснуться с суровыми обычаями морпехов! :) Автор пинков был старший сержант Чужинов. По нашим меркам он был просто старик, так как призвался аж в 26 лет. Он этому тоже был не очень рад, и мы периодически ощущали это на себе!

Выдали форму. Деды ничего не отобрали. Неделю привыкали к портянкам. Портянки были летними и зимними, накрученные поверх юфтевых полусапог, они после отбоя сушились и источали. Всю ночь. Стирать было можно, но сушить было негде, так как сушилка была забита вещами "черпаков", "дедов" и "дембелей". Первые дни портянки сильно сбивали ноги. В кровь сбивали, но если это происходило на "строевой" нужно было бить сапогом землю и терпеть, терпеть...
Многое узнавал заново! ) Научился в выдаваемых кальсонах отыскивать личинки бельевых вшей, а потом "прожаривать" их утюгом, чтобы эта живность не разводилась в собственных вещах. Научился не замечать, вернее уже через неделю привык к запаху портянок. Наизусть знал всех членов политбюро ЦК КПСС, и секретарей ВЦСПС!
Узнал как выпрашивать хлеб в хлеборезке. Все очень просто! Брали с собой Вову Мнякина (сейчас с. Илек, Челябинской области), с круглым как луна лицом, шли к хлеборезке, Вовка склонял голову-луну на бок и жалобным деревенским голосом просил: "Ребят! Дайте хлебца маненько! Кушать хотцца!" Расстроганные хлеборезы обычно давали две булки! Этого хватало, чтобы спрятаться в сопке и вшестером их побыстрому умять вместе с парой банок паштета "Волна"! )
Возненавидел гитару! Дело в том, что из "певцов" и "гитаристов" в призыве был я один, поэтому до ухода последнего дембеля, каждый вечер я занимал место в бытовке и пел. Играл и пел. Одно и тоже. Практически два месяца. Каждый день. На пальцах зароговела кожа от струн, а дембеля садились каждый день и просили "Илюха, давай про омут..." Зато я не участвовал в стирках и уборках дембельских вещей, не носился по дивизии в поисках сигаретки, не подрывался ночью на камбуз, чтобы пожарить кому то картофан. Гитариста берегли!

Через полгода нарядов, парко-хозяйственных дней, тревог, покраски бордюров, строевой подготовки, политинформаций и прочих навыков "боевой и физической", я немного разобрался в расстановке сил батальона, научился красиво писать (!) и ушел в штаб - начальником строевой части. Стал "писаришка штабной"! В мой функционал входило многое - ежедневное ведение книги приказов части, немного секретки, постановка и снятие с вещевого и продовольственного довольствия, получение продуктов и сухих пайков, отправка в отпуска и командировки, рисование секретных карт учений, участие в этих учениях, что однако не отменило ежедневные кроссы, парашютно-десантную подготовку, высадку десанта и прочих военных прелестей.

Так незаметно прошел год! Я научился спать стоя, делать "подъем переворотом", пить спирт-ректификат без закуски, добывать из йода спирт, за пять минут съедать обед и полюбил лук и куски жира в супе, выкуривать сигаретку на иголочке, когда ее остается полсантиметра, спать в наряде на сопке обнявшись для тепла с собакой, ходить строевым шагом, делать "подъем-отбой" за 45 секунд по 20 раз за ночь, бегать десятку легко и не напрягаясь, показывать челку из под берета (через полгода), пить "чай" в банке из под тушенки, сразу же после ее съедения, кушать сахар "вприкуску" и за минуту съедать полбулки хлеба!

Второй год службы начался с той же промозглой дальневосточной осени, когда от огромной влажности с непривычки гниет (простите) любая ранка, когда льют длинные дожди, но при этом не прекращается пресловутая покраска бордюров известкой, когда с нетерпением ждешь посылочку из дома с вкусно пахнущими пачками "Примы" и бесполезными там, заботливо связанными мамиными носками.

Построение

Молодежь традиционно - впереди, береты на затылке - в задних рядах! )


Я уже полностью освоился в своей строевой части и имел хороший запас резервного сухпая, который выдавал по мере необходимости когда командирам части на охоту, когда проголодавшимся молодым бойцам, а когда - для закуски того же ректификата. :) Периодически приглашали к себе ребята с взвода ЗАС (засекреченная аппаратура связи) - там спирт выдавался для обработки аппаратуры, но она неплохо обрабатывалась переработанным йодом :), спирт же под мою закуску потреблялся в ночИ с друзьями! Кстати спирт из йода получался очень легко! Бралась 0,5 йода (его выдавали батальонному медику Диме Николаеву в огромных количествах), наливался стакан этой коричневой жидкости, туда всыпалась ложка аскорбиновой кислоты, после помешивания йод превращался в кристально чистую горючую жидкость, которой прекрасно протиралась аппаратура. Да и пилась порой она тоже неплохо!

Прибывало молодое пополнение, и уже я хотдил в Экипаж и отбирал себе в часть людей. И уже на меня, как и я когда то завистливо глядели сотни призывных глаз, все наперебой рассказывали какие они чоткие пацаны, и почему они должны быть именно морпехами, а не подводниками! )
Через год службы можно уже было чуть ослабить ремень и показывать челку из под берета, можно уже было не париться насчет ежедневной уборки расположения - с этим справлялось молодое пополнение. Взвод у нас был большой - Тыловой Пункт Управления назывался, и нас одного призыва было 8 человек, поэтому держались дружно и не сказать особо чтобы нас "гоняли". Были ли "факты не уставных взаимоотношений"? Конечно были. Но они помимо "дать в душу", т.е. кулаком в грудную клетку :) ничего и не было.
В армии мне казалось из нас вылезало все что было скрыто на гражданке, и все качества человека там проявлялись. Если человек был трус - то эта трусоватость обязательно вылазила наружу очень сильно мешая жизни, и надо было от этого срочно избавляться, вруны - те вообще не уживались в суровом морпеховском коллективе, и так далее.
По прежнему "не наедались"! К "ненаедавшимся" в батальоне применялись особые меры. Замеченный кусок хлеба , спрятанный в кармане после приема пищи или сахара, "карался" ночным съедением лагуна (большой такой котелок) перловой каши. Реже правда, но ко рту голодающего приставлялась булка хлеба, которую надо было есть не отрываясь... При попытке передыха, в булку летела увесистая оплеуха, и так до конца. Булки. Но иногда попадались довольно интересные персонажи! ) У нас во взводе был Саня Груздев. Голодал всегда. И кашу с хлебом у морды лица тоже съедал всегда! И не морщился! )

У меня все текло довольно однообразно - подъем, построение, развод - в штаб. Плюс наряды на службу и по штабу. Камбузные наряды нравились )! В камбузном, как правило шел в хлеборезку - но и там надо было потрудиться! Хлеборезка естественно резала хлеб, а бонусом раскладывала сахар и сливочное масло. Специальным приспособлением выбивался масляный паек, и их надо было навыбивать несколько сот штук! При этом постараться сделать так, чтобы и бойцам хватило, но чтобы и прилипло чуть чуть! ) И уже тогда вечером делался очень неправильный бутерброд! На огромный кусман хлеба накладывался толстенный шмат масла, сверху это закладывалось дробленым сахаром, а сверху ложился еще кусок масла и кусок хлеба!

Еда. Хорошо ели те, кто работал на камбузе - т.е. мичмана кладовщики. Мы ели не сказать, чтобы плохо, но уж как то необычно! Если к примеру "шла" курица, то курица была месяц - но из нее мы видели лишь головы с гребешками и клювами в супе. Все! Остальное видели офицеры и тот же самый камбузный наряд! ) Печень - то месяц, то же самое с рыбой. По праздникам была красная икра. Красная рыба с учетом Дальнего востока была всегда. Познакомился с сухарями 1937 года, и заспиртованным хлебом из хранилищ неприкосновенного запаса. Хлеб завод работал с перебоями, и тогда привозили это! С сухарями дело особое. Все они были конца 30-х - начала 40-х годом, и перед тем как их есть, нужно было хорошенько их выстукать об стол, чтобы оттуда убежали все беленькие жучки! Заспиртованный хлеб был в вакуумных пакетах - безвкусное нечто.

Баня, или как оно называлось "помывка". Была по воскресениям! Хорошо - если зимой, потому как находилась на другой стороне сопки, и после помывки летом через сухие почвы, возвращались такими же, как и ушли! Радость бани - это то, что иногда из кучи белья можно было выбрать новые кальсоны! Без личинок вшей! Чистые! Хрустящие! Класс! "Носильное" белье так же по воскресениям отправлялось на "прожарку", где паром вытравлялись все животные! Иногда делали это качественно, иногда не совсем!

Съездил в отпуск в 1982 году. Причем до дембеля оставалось полгода всего, и мне предложили или пагоны сержанты или отпуск домой. Сержант мне, если честно никуда не упирался!
Пошиковал две недели в Свердловске - бравые морпехи были тут в редкость. Сломал себе нос в драке у ДК УЗТМ, встретил свою первую любовь, которая была уже за мужем.

Подготовил себе смену из какаго то московского паренька - штангиста, который в моей работе не особо что то понимал, но я уже был "на чемоданах". Остаток службы тянулся как никогда - 100 дней до Приказа, сам Приказ, тягостное ожидание отправки.

Демобилизовался 26 октября. День в день. Ровно два года.

Как и говорил уже - Армия снится раз в месяц железно. Глубоко засела.

Простите за много букв - постарался сжать два года до невозможного! )

Присоединяйтесь к Проекту!

Чиайте также:

Боевая тревога - как это было тогда




Tags: А, Армия, История Жизни, От А до Я, Проекты
Subscribe
promo voxpop_66 april 29, 2013 10:22 241
Buy for 120 tokens
Я родился на Уралмаше. Коренной, так сказать уралмашевец. Заводской район, как его называли, раньше был славен многим. "Завод заводов" работал, кормил, поил ) и одевал тысячи уралмашевцев, которые каждое утро радостно под музыку шли через проходные варить чугун, сталь, шлёпать буровые…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments