voxpop_66 (voxpop_66) wrote,
voxpop_66
voxpop_66

Pro жизнь. Без comments

Оригинал взят у freedom в Pro жизнь
Узкая дорожка,  покрытая заплатками ямочного ремонта, как старые дедушкины брюки, выныривает из густого леса корабельных сосен на высокий берег реки. Уверенно летящий по ней "гелик" притормаживает и съезжает вправо к небольшой придорожной закусочной, вывеску которой хочется мечтательно прочитать, отделяя каждое слово. Кафе. Бар. Надежда.

Из-за руля выходит высокий, поджарый, еще совсем молодой мужчина в мягком костюме того благородного серого цвета, который до сих пор получается только у Nike. В другое время и в другое вы приняли бы его за игрока сборной по волейболу - даже под мягкой струящейся тканью угадываются мыщцы из которых, кажется, он только и состоит.

Но даже за чуть затемненными очками внимательный наблюдатель заметил бы, что один его глаз безжизненно смотрит всегда прямо - протез - последствие одной из трех пуль попавших в его голову. И эти пули были получены не на войне. Точнее на войне, но на другой.


Выйдя из машины Роберты открыл пассажирскую дверь и поправил съехавшие коробки с заготовками. Да-да, на заднем сиденье "Гелендвагена" не боеприпасы, как в дурацком сериале, а просто припасы. Лечо, консервированные помидоры и соленые грибы. От мамы, из деревни, для жены. И дочки. Вдруг в городе нечего есть...

Он достал укатившуюся под сиденье банку с ее любимым клубничным вареньем и мысленно уже представил ее светящиеся счастьем при виде этой банки глазки. Бабушкино клубничное варенье всегда самое вкусное. Особенно когда тебе семь.

Закончив, он захлопнул дверь и пошел в направлении кафе. Около входа припаркована только одна машина - черная камри с наклеенным флагом в правом нижнем углу стекла. Видимо пропуском в какое-то место, куда всем, кроме жрецов культа медведя, въезд запрещен.

За стойкой милая девчушка лет восемнадцати, обычно бойкая, но при его виде почему-то сильно смутившаяся, считала мелочь, раскладывая ее стопками.

- Наденька, здравствуй. Соляночка сегодня добрая? - задает он ставший уже дежурным вопрос.

- Здравствуйте, дядя Роберт. Да, сегодня ее очень хвалят - она называет его дядей, хотя, конечно, никакой он ей не дядя.

Он появляется здесь довольно редко, раз в месяц, когда ездит навестить родителей в деревню еще на сотню километров вверх по реке. Роберт всегда внимателен к ней и всегда очень спокоен. Иногда ей кажется, что она в него влюблена. Он из тех мужчин, в которых хочется влюбляться.

- Мне все как обычно. И отцу привет - говорит он, оставляет тысячную купюру и уходит в дальний угол маленького на четыре столика зала. Он никогда не берет сдачи, хотя ей отцом строго-настрого велено никогда не брать от него денег. Один раз она попыталась. Безуспешно. Она старается не перечить отцу, но отец еще строже предупредил, что перечить Роберту Игоревичу нельзя.

За соседним столиком с Робертом грузный человек в костюме со значком в лацкане поглощает борщ из горшочка. Напротив него по видимому шофер тоже в костюме, но значительно проще и изношеннее. Водка льется рекой и Роберт внутренне морщится, заметив, что шофер не сильно отстает от своего... барина. Взгляды у обоих уже маслянистые, шуточки сальные. Он старается просто не замечать их. Надя приносит синий поднос с дымящейся тарелкой солянки, граненым стаканом морса, хлебом и маленькой емкостью с горчицей. Горчица - это, наверное, единственная слабость Роберта. Других у него нет.

- О, красотуля, сядь-ка к нам - раздается с соседнего стола и жирная рука, описывает круг, правда ловя только воздух - Надя умело уворачивается. Опыт. В какой-то момент на излете этой пьяной попытки обладатель руки встречается взглядом с Робертом. И этот взгляд не сулит ничего хорошего.

- Наденька, беги: гость неудачно пошутил - Роберт произносит это с таким металлом в голосе, что буквально разрезают воздух.

Его взгляд прорезает даже густой водочный туман шутника. Тот, неловко оправдываясь и уже отворачиваясь.
- Нужна она мне очень. Деревенская девка. Небось испорчена уже давно.

И обращаясь уже не к Роберту, к своему спутнику:
- Ты же знаешь, я люблю помоложе. Вон на Кубе недавно попробовал мулаточку лет тринадцати. Ох, Мишаня, хороша. - с этими словами он опрокидывает еще одну рюмку водки в свое необъятное нутро. И дальше, нагнувшись вперед к  собутыльнику пьяным шепотом добавляет. - Предлагали даже девочек лет семи. Правда дорого. В тот раз я не взял, но этой осенью полечу и уже не откажусь.

Роберту, чтобы вскипеть потребовалось меньше секунды. Он представил свою дочку, ее кубинскую ровесницу и вот Это. Следующая мысль, промелькнувшая в голове была: "Хорошо, что ствол в машине". Через мгновение передние зубы любителя маленьких девочек впечатались в тот самый горшочек с борщом. А пытавшийся что-то возразить  Мишаня уже как мешок обмякал на скамье от хлесткого и точного удара справа, идеально поставленного еще первым тренером Роберта по боксу в девятом классе.

Но вспыхнувшая ярость Роберта на этом не утихла. Он выволок депутата из- за стола и за шиворот потащил его во двор. По дороге он отстаненно взглянул на испуганную Надю, которая никогда не видела его таким, и холодно бросил:

- Ключ от погреба с картошкой. Сейчас!

Получив из дрожащей руки ключ, он вытолкал скулящего что-то представителя власти на улицу и выпнул его на задний двор. Тут ноги последнего окончательно подкосились и в скулении стало отчетливо различаться: "Не убивай, я же депутат".

Роберт отворил сарай, снял замок и открыл здоровенную крышку погреба.

- Лезь, сука.

Депутат испуганно глянул в черноту.

- Помочь? - предложение Роберта ничего хорошего не сулило.

Засеменив ножками депутат очень резво для своих объемов спустился по лесенке в погреб.

- А теперь послушай, тварь - ярость в Роберте еще кипела, он едва не сдержался, чтобы спустить мерзавца с лестницы. - Еще раз мысль о какой-нибудь посетит твою голову - будет уже не погреб. А яма. В лесу. Которую никто не найдет.

С этими словами Роберт плюнул, захлопнул крышку и закрыл замок. Он вернулся в кафе и отдал Наде ключ.
- Сама не открывай, скажи, что ключ увез. Этот очнется - он кивнул головой на шофера -  И наверняка вызовет ментов. Приедут, пускай сами
выпускают. И позвони отцу, он поймет. Прощай.

С этими словами уже Роберт вышел за дверь, "Гелендваген", заводясь, одобрительным рыком отозвался о действиях своего хозяина и увез его прочь.
Шофер очнулся через час, милицейская буханка из ближайшего райотдела за пятьдесят километров приехала только через три, еще два часа пилили замок ножовкой. Ключ Надя так и не отдала.

На следующий день депутат написал заявление. О похищении, пытках и бог знает о чем еще. Хотел о терроризме, но следователь не велел.

Через неделю Роберта в шесть утра арестовали, разбудив жену и дочку.

Через полтора месяца ему дали 12 лет.


Tags: Депутаты, Мдяяяя, Про жизнь
Subscribe
promo voxpop_66 april 29, 2013 10:22 241
Buy for 120 tokens
Я родился на Уралмаше. Коренной, так сказать уралмашевец. Заводской район, как его называли, раньше был славен многим. "Завод заводов" работал, кормил, поил ) и одевал тысячи уралмашевцев, которые каждое утро радостно под музыку шли через проходные варить чугун, сталь, шлёпать буровые…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments